ferrata_police (ferrata_police) wrote,
ferrata_police
ferrata_police

Вернёмся к маневрированию мощностью блока

Оригинал взят у alex_bykov в Вернёмся к маневрированию мощностью блока

Вернёмся к поднятому ранее вопросу маневрирования мощностью энергоблока. Тут важно понимать, что есть несколько видов маневрирования, самый востребованный из которых - режим следования блока за нагрузкой, который допускает изменение мощности блока в небольшом диапазоне, но не ограничивает при этом скорость изменения мощности. Работа российских энергоблоков в данном режиме обоснована и внедрена давно и, с моей точки зрения, это первое, с чего должна была начаться работа над маневрированием украинскими блоками. Далее же пойдёт речь исключительно о внедрении режима суточного регулирования (маневрирования) мощности (СРМ).
Вообще говоря, маневрирование ядерными мощностями - решение не от хорошей жизни, оно появляется тогда, когда доля АЭС начинает составлять заметную долю в энергоблалансе региона, а перетоки электроэнергии ограничены. Поэтому для России маневрирование мощностью актуально только в разрезе поставок своих технологий на зарубежные рынки, среди которых есть и "запертые" (например, Белоруссия).
Лучшей статьёй по маневрированию мощностью энергоблока и сопутствующим ему проблемам, прочитанной мной за последнее время, является вот этот доклад на конференции по ВВЭР: "Решения по гибкой эксплуатации ВВЭР". Поскольку доклад на английском, вряд ли его прочло много читателей.
Тем интереснее, что на сайте Хмельницкой АЭС лежит доклад о результатах второго этапа испытаний режима суточного регулирования мощности энергоблока на блоке 2 ХАЭС. Он на русском языке, поэтому советую прочитать, я же немножко прокомментирую.
1) Стр.2, советую обратить внимание на выбранную скорость набора и снижения нагрузки: 5 МВт/мин (электрических, это соответствует примерно 15 МВт/мин тепловых, т.е. 0.5%/мин по тепловой мощности, поэтому не понятно, почему на графике на стр.3 указано 0.33%/мин) - это достаточно высокая скорость, но она не превышает штатные ограничения (штатная скорость в этом диапазоне тепловой мощности ограничена: 1%/мин на набор мощности и 3% на снижение мощности). Ограничения на скорость изменения мощности связаны с использованием керамического топлива.
2) Стр.4 чётко показывает, что к обоснованию безопасности данной работы были привлечены наши проектные организации, т.е. это не "хотелка" украинских коллег, как иногда представляют наши СМИ.
3) Стр.5 говорит о предыстории. Стоит добавить, что до испытаний на ХАЭС-2 были испытания режима суточного регулирования мощности на блоках 5 Запорожской АЭС и 1 Ростовской АЭС, да и сейчас такие испытания входят в программу освоения мощности вновь пускающегося российского энергоблока ВВЭР, а иногда и в программу испытаний действующих блоков после модернизации (например, НВАЭС-5). Забавно, что коллеги указали в качестве причины прекращения опытной эксплуатации блока в режиме СРМ разгерметизацию ТВСА, но постеснялись указать причину разгерметизации ТВСА...
4) Стр.6, продолжение опытной эксплуатации в режиме СРМ в течение 21 суток. Недоумение вызывает только работа в данном режиме в середине кампании. Возможно, коллеги опытным путём оценивали объём суточного приращения РАО в режиме маневрирования.
5) Стр.7, графики изменения основных параметров в режиме СРМ. Обратите внимание, что снижению электрической мощности до 80% соответствует снижение тепловой мощности до 75% (КПД, однако, падает). Из нижнего графика видно, что из 3 допустимых режимов регулирования выбран режим поддержания постоянного офсета. Правда, на уставку (красный график снизу и вверху) нанесена некорректная подпись OFST+5%/
6) Стр.8-9, Выводы о полностью успешных результатах опытной эксплуатации.
7) Стр.10-14 содержат перечень мероприятий, которые необходимо выполнить до перевода блока в режим СРМ. Обратите внимание на объёмы (это только основные) и сложность. Я же отмечу 2 интересных именно для меня пункта:
а) хотелось бы посмотреть на то, куда их заведёт работа по автоматизации суточного маневрирования (п.5 на стр.10), кто возьмётся за такую работу (ПТК на Украине есть кому сделать, а вот разработчиков адекватных алгоритмов будут искать) и кто её будет обосновывать (и как это можно сделать без внесённого Украиной в санкционные списки ОКБ "Гидропресс"). Причём, я уверен, что работа уже ведётся - времени прошло достаточно.
б) Модернизация ПО "Имитатор реактора" (как они её будут проводить, если это продукт НИЦ "Курчатовский институт", а он тоже в украинских санкционных списках?). Со своей стороны отмечу, что повод для модернизации (качество прогноза и его падение с ростом числа циклов) ИР и нашего аналога - общие и кроются в несовершенстве используемой модели активной зоны. Мы с этим боремся, но универсального выхода, кроме перехода на модель более высокого уровня, я не вижу.
Для меня также важно, что данный перечень практически не касается работ по обоснованию безопасности и сопровождению топливных загрузок (а должен бы...).
8) Стр.15 рассказывает о преимуществах режима СРМ. Как совершенно справдливо отмечают коллеги, режим СРМ даёт преимущества работы блока в сети. Никаких, даже экономических, преимуществ от внедрения СРМ для НАЭКа пока не просматривается - НКРЭ пока что не делит тариф для АЭС на базовый и маневренный, так что не понятно, за счёт чего будут скомпенсированы возросшие расходы и снижение КИУМ.

При прочтении учитывайте, что презентация подготовлена для прессы, т.е. не содержит сколько-нибудь существенной информации, кроме обобщённой. Но для понимания большинства вопросов человеком со стороны этого вполне достаточно.



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments